На главную Стройнадзор
Сделать стартовой
| О нас | Наши услуги | Контактная информация | Форум |
Навигация
Главная
Новости строительства
Статьи
Советы на коротке
Объявления
Расценки на строительные работы
Интересные картинки
Истории строителей
Анекдоты
Наши авторы
Регистрация на форуме
Календарь
Погода

 

Курс валют

EUR

EUR

Покупка Продажа
EUR LVL 0.702804 -
USD USD 1.079500 1.165500
RUR RUR 66.5300074.75300
 
Главная arrow Новости строительства arrow Не сказка, а реальность: 3D-принтер на стройке.
Новости форума "Стройнадзор"

 

Форум Стройнадзор

Добавить материал
Не сказка, а реальность: 3D-принтер на стройке. Версия для печати
(0 голосов)
Написал Андрей   
28.05.2018

https://russian.worldbuild365.com/serveFile/media/news/d2cdf047a6674cef251d56544a3cf029/c26a1ae3fcdf9357093d8625c7844e8c.jpg

Как изменится строительная отрасль с использованием 3D-технологий и роботов? Круглый стол с таким названием состоялся в рамках конференции «Тренды в архитектуре и технологиях строительства»на выставке WorldBuild Moscow / MosBuild 2018. После мероприятия состоялась встреча  с Александром Масловым, генеральным директором и главным конструктором группы компаний «АМТ-Спецавиа», выпускающей оборудование для строительной 3D-печати. Журналисты попросили рассказать о главных направлениях развития этой технологии, о специфике работы строительных принтеров и о материалах, которые можно использовать.  

 

 

Что вас побудило начать работу в этом направлении?

 

Александр Маслов: Всё очень просто, наша компания выпускала станки с ЧПУ для плазменной резки металла. Поскольку этот рынок насыщен производителями, мы стали искать новые ниши, и занялись необычным делом — производством строительных 3D-принтеров. 

 

Как давно вы начали выпускать оборудование для 3D-печати? 

 

Александр Маслов: Наша компания занимается таким оборудованием уже 5 лет, за эти годы мы сделали опытные образцы, прошли ресурсные испытания и запустили строительные принтеры в серийное производство. На сегодняшний день продано более 70 единиц оборудования. Оно используется в России и ещё в восьми странах.  

 

Как Вы оцениваете положение дел в области строительной 3D -печати на сегодняшний день? Какие существуют технологии, есть ли среди них безусловные лидеры?

 

Александр Маслов: Технология одна – аддитивная, т.е. послойное выращивание, она не зависит от оборудования, с помощью которого это делается. В мире сейчас существует около 50 работающих прототипов, но серийно выпускает оборудование только наша компания, это – портальные строительные принтеры. Что касается состояния аддитивной строительной технологии на сегодняшний день, я могу сказать следующее: три года назад её никто всерьёз не воспринимал, люди посмеивались. Сейчас, судя по тому, что у нас покупают оборудование крупные строительные компании и заводы ЖБИ, эта технология уже нашла своё место в промышленном производстве.  Хотя пока ещё мало проектов, реализованных целиком с помощью 3D-печати, несколько домов уже построены, причём построены, как говорится, «по уму» — сделаны проекты, заложены конкретные материалы, проведены прочностные расчеты, расчёты по сейсмичности, теплоёмкости. Эти проекты прошли экспертизу, здания сданы в эксплуатацию, поставлены на кадастровый учёт. Технология живёт, она реально работает и ничем не отличается от других строительных технологий, и это, конечно, радует. 

 

Вы сказали, что ваша компания — единственный производитель серийных строительных принтеров, пусть пока это мелкосерийное производство. Почему же ваши коллеги тоже не переходят к серийному производству? Ищут оптимальный формат оборудования?

 

Александр Маслов: Во-первых, часть предприятий, занимающихся этим вопросом, находится в самом начале пути. Они приступили к решению этих задач недавно и просто не дошли до нужного уровня. Во-вторых, есть компании, у которых другие цели: не производство оборудования, а фундаментальные исследования, как, например, у американской компании Contour crafting, или оказание сервисных услуг, как у Winsun из Китая. Но, думаю, основная причина, по которой у нас до сих пор нет конкурентов — не у всех хватает терпения довести прототипы до уровня промышленного оборудования. Наша компания — относительно небольшая, но в хорошем смысле слова «сумасшедшая». Мы оценили эту деятельность как перспективную и на свой страх и риск вложили в это направление большие средства, потому первыми и добились результатов.  

 

С какими материалами сейчас могут работать принтеры? Про бетон все знают. А как обстоят дела, допустим, с кирпичом? Или жидкой целлюлозой для строительства домов, обладающими свойствами деревянных?

 

Александр Маслов: Кирпич — не тот материал, который можно экструдировать через фильеру принтера. В основном все работают с бетоном, но у нас принтеры печатные модели создают не только из него, но и из других материалов: гипса, глины. Принтеру всё равно, чем печатать с точки зрения химического состава материала, ему важны физические характеристики экструдируемой смеси. Например, не должно быть песчинок, размер которых превышает 2—3 мм, должны соблюдаться определённые характеристики по вязкости, по удобоукладываемости, подвижности. Ещё раз повторю, что принтер печатает любыми составами, и если бы сейчас имелся в наличии удобный для печати материал на основе целлюлозы, то принтер бы легко создавал модели из него. На самом деле целлюлозные композиты пока не могут быть использованы, потому что по своей структуре это не смеси, а гели. Они проявляют при высыхании совсем другие свойства. А смесь — неважно, из чего она состоит — при высыхании не должна усыхать и трескаться. Она не должна давать усадки, не должна деформироваться — как легла, так и засохла. Все смеси на основе целлюлозы — это пока, самом деле, лишь мечта тех, кто хочет этим заниматься. Тем более что материал должен быть дешёвым, если мы всерьёз собираемся дома строить. Видимо, надо использовать и переработку вторсырья: каких-нибудь веточек, опилок. Исследования в этой области — очень дорогостоящее занятие. Пока никто не довёл дело до конца — по крайней мере, мне не известен состав, пригодный к работе. 

 

Вы сказали, что несколько домов, построенных с помощью вашего оборудования, получили документы и «права гражданства», если можно так выразиться по отношению к домам. А вот успевают ли за развитием строительных 3D-технологий строительные нормативные документы? Если нет, то чему мешает их отсутствие?

 

Александр Маслов: Нормативные документы для строительной аддитивной технологии отсутствуют, их нет ни в одной стране. Я полагаю, что благодаря нашим усилиям, а также содружеству с комитетом по стандартизации такой документ в России появится, работа в этом направлении идёт уже два года. Но надо понимать, что мы маленькая компания и вести работу по созданию национальных стандартов на уровне больших корпораций у нас нет возможности.

 

Возможно, на повестку дня уже пора ставить создание Национального союза строителей, работающих по 3D-технологиям? Ведь именно силами подобных отраслевых союзов разрабатываются специализированные стандарты… 

 

Александр Маслов: Подобную идею вынашивал один из пионеров 3D-печати Андрей Руденко, российский инженер, несколько лет работавший в США. Когда-то он в Миннесоте первым построил миниатюрный замок, несколько лет назад— гостиничный номер на Филиппинах … Когда-то у него была идея объединить всех нас в одну компанию, организовать симбиоз и получить синергию, которая позволит двигать эту технологию «семимильными шагами». Однако я не могу себе представить, как, собравшись за круглым столом и попив чаю, мы будем раскрывать друг другу свои профессиональные наработки. Я считаю эту идею на данном этапе развития отрасли немного утопической. Слишком много пока у разработчиков закрытой информации, и никто не хочет своими силами выращивать конкурентов. Что касается взаимодействия в деле подготовки национального стандарта, то в России все компании друг друга более-менее знают и общаются на эту тему, обмениваются информацией и мнениями. Помимо того, любой государственный стандарт проходит общественное обсуждение. Это означает, что как только появится его проект, все заинтересованные структуры смогут принять участие в работе над ним. Не могу назвать точную дату, но надеюсь, что в конце 2018 года мы увидим национальный стандарт для строительной 3D-печати, и после этого наши технологии и оборудование всерьёз покажут, на что они способны. 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 
Статистика
Опрос
Как вы наc нашли?
 

 

 

 

 

 

Развлечения
Интересные фото
Еще фото...
Анекдоты

Два мужчины идут по парку и видят, как на земле лежит изогнувшийся
доберман-пинчер и с видимым удовольствием облизывает свои яйца
и член. Один из мужчин восклицает:
- О Боже, как бы мне хотелось тоже вот так делать!
Второй внимательно смотрит на первого и говорит:
- Мне кажется, вам надо сначала подружиться!

 

 
Еще анекдоты...
Истории

Первый раз я увидел живого немца в 1993 году. Сейчас странно вспоминать о том времени. Помните, когда каждую многоэтажку обступали круглосуточные ларьки, в которых торговали спиртом, сникерсами и порошкаим «Зуко», а престижными считались работы проституткой или бандитом? Да знаю, помните.

Но мне идти в бандиты не хотелось, и, когда на работе стали на часто и серьезно задерживать зарплату, я эту работу бросил. И нанялся на стройку.

Тут — легкое отступление.
Если кто помнит, последний директор СССР, совершенно рехнувшись, повелел моментально вывести войска из Германии. Не верящие своему счастью немцы не пожалели денег на этот Исход. Потом Горбачева скинули, деньги разворовали, а забытые вояки стали жить в России, в палатках. Потихоньку разбегаясь. И вскоре уже Ельцин поехал к немцам за помощью. Те повздыхали, но снова дали деньги. Правда, потребовали, чтобы абсолютно все работы предъявлялись немецким представителям.

И дело завертелось. В российской глубинке, с нуля, возводились военные городки. Моя стройка как раз была из этого проекта. Странная, скажу вам, была стройка. Заказчик — Минобороны, контракт выиграл «Самсунг», строили турки, которые потом наняли русских, которые наняли белоруссов, которые наняли таджиков.... А контролировали немцы. К которым я и нанялся. И вот несколько случаев, что остались в памяти:

1. Священную тишину инженерного здания ЦВУ нарушает рев герра Шиллинга, инженера-электрика. Слышно, как он метется по коридору, сыпя веселыми ругательствам. Наконец входит в комнату, где собрались строители-контролеры. Он возбужден, он счастлив. Он ненавидит Россию всей душой, и никогда не упускает случая об этом напомнить. Вот и сейчас он радостно демонстрирует, как он говорит, «русише теодолит», который он купил за доллар у мастера краснодарской бригады, тянущей ЛЭП. Это — ржавая гайка, подвешенная на шнурок. Шиллинга прет от радости. Это - его день. Захлебываясь «шайзами», он объясняет, что так «эти говнюки» проверяют вертикальность опор. Просто держат перед собой на вытянутой руке гайку, как отвес.
Кто-то тоже ржет, присутствующим русским неловко. Но пожилой строитель Дитер вдруг советует Шиллингу заткнуться. «Клаус» - говорит он, - «Я увидел у них этот способ еще неделю назад. Сначала тоже удивился. Потом взял свой теодолит, и вечером перемерял все поставленные ими столбы. Ты будешь удивлен, но ни одна из опор не выходит из наших допусков. Наш контракт не требует определенных средства контроля, а раз так, то и говорить не о чем».

2. Для встречи нового инженера из Германии в Москву посылают машину с шофером (кореец из узбекского аула) и девушкой-переводчиком (воздушным созданием, только что закончившим пед). Они возвращаются, опоздав часа на четыре. Немец при этом выглядит как-то пришибленно. Позже, освоившись, он рассказывает: «Это был мой первый приезд в Россию. И буквально каждое впечатление было шоковым. Шереметьево, туалеты, мусор, Москва, небритые грязные люди, ларьки... Потом шесть часов езды по вашим страшным дорогам. А потом машина заглохла. Мы стояли в полном одиночестве между каким-то полем и лесом. Ночью. Ваш шофер открыл капот, и похоже, страшно удивился, увидев там мотор. Шло время, а он все стоял, курил, и иногда стучал ботинком по колесу. Иногда, для разнообразия он дергал за провода. Я реально замерзал. Я был раздавлен. И тут случилось то, что меня добило окончательно. Эта ваша девочка, которая на ужасном немецком все это время пыталась меня отвлечь, вдруг вылезла из машины, подошла к шоферу, поговорила, отпихнула, и стала сама, с помощью ножа Swiss Army, который оказался в ее сумочке, что-то крутить в моторе. При этом она светила маленьким фонариком, который тоже оказался в ее косметичке. А через час мы поехали. Когда она вернулась в машину и увидела мой открытый рот, то сказала, что был забит карбюратор. У ее папы такая же Нива, и очень часто, когда она едет на ней сама, приходится прочищать жиклер. И добавила :”Бензин у нас — полное говно».

3. Из-за ошибки в контракте выясняется, что некому провести отделочные работы в небольшом здании. А сроки не терпят. Нужно кровь из носу найти штукатуров. Делать нечего, еду в соседний город Ельня. Там — о радость — нахожу целую бригаду строителей. Предлагаю шабашку. На наступающие выходные. Все отказываются. Причины: надо картоху сажать, именины у брата, рыбалка... Я поясняю еще раз. «Ребята, - говорю я,- я три месяца в стройотряде штукатурил. Я вижу объем. Мне нужно три-четыре человека. На два выходных. Мы обеспечиваем транспорт, инструменты, материалы, и даже обеды. Я узнал, вы сидите без дела и без зарплаты четвертый месяц. За два выходных вы получите, как за полгода. Хватит и на картошку, и на подарки. Ну что?». Пауза. Потом кто-то лениво отказывается: «не, братан, не парься. Тут же два дня стратить надо...»

4. Немца-строителя Матеру не любит никто. Он выглядит тихим и вежливым дедушкой. Который ласковым голоском объясняет, что брак не пропустит. И стоит на своем. И все его слушаются. Особенно после того, как он отказался принять фундамент подстанции, а подрядчик плюнул на инспекцию, и все же возвел здание. Подстанция простояла несколько месяцев. На Матеру давили даже военные заказчики, убеждая, что все нормально. Но тот моргал голубенькими глазками за толстыми стеклами очков, и терпеливо повторял: «Это плохое качество. Вам потом будет сложно это исправить». В результате подрядчика заменили, здание сломали, переделали фундамент, и возвели новое.

Так вот, однажды при приемке первого из жилых домов он велел налить в ванных комнатах по два ведра воды, затем опечатал подъезд, и приехал наутро смотреть течи на потолках. Течи были. Матера тихо попросил переделать гидроизоляцию во всем доме. Бригадир, здоровенный белорус, потеряв терпение, стал орать на «недобитого фрица, который приперся со своими фашистскими правилами» и лезть драться. Как ни странно, немец понял некоторые слова. «Во-первых, я не фашист, а австрийский еврей», - сказал он - «и, если женщины отвернутся, то я вам покажу доказательство. А если вы почистите зубы, то я дам вам его попробовать. 
А что насчет немецких норм, то вы заблуждаетесь. Вам их не достичь. Абсолютно все, то я от вас требую, это ваши же собственные строительные правила. Пожалуйста, хоть иногда читайте СНиП».

 
Еще истории...
Стройнадзор © 2019
| О нас | Услуги | Контактная информация | Рекламодателю | Лицензионное соглашение | Вход для авторов |